суббота, 12 мая 2012 г.

Проблема-2013


АРХИВНАЯ ПУБЛИКАЦИЯ. 2010 ГОД

Возможно ли избрание в Таджикистане нового президента? И если да, то кто мог бы стать альтернативой?

Последние жесткие заявления и действия, обозначенные Москвой через вполне официальных лиц, стали явным намеком таджикскому президенту, что его политика Кремль не устраивает. А значит, Россия начинает готовить вариант внешнего воздействия для смены нынешнего таджикского руководства на более лояльное.

Наиболее удобным моментом для этого, как это не раз бывало в мировой политике, является период президентских выборов, когда в целом общественно-политическая ситуация шатка и может быть склонена в ту ли иную сторону. И хотя пока положение таджикского президента кажется высоко устойчивым, ему есть смысл определиться с потенциальным преемником и заранее подготовиться к надвигающейся «проблеме-2013».

Президент пока не готов

Эмомали Рахмон пришел к власти в трудные для страны времена и, несомненно, выполнил сложную историческую миссию. Воздерживаясь от поспешных действий, он планомерно стабилизировал ситуацию и на какое то время смог найти определенный баланс между интересами основных сил, контролирующих Центральную Азию. Как результат, Таджикистан смог избежать афганской участи и за 15 лет медленно, но верно, решить проблему тотальной бедности.

К недостаткам его правления можно отнести излишнее кумовство в кадровой политике, что в итоге породнило сильную коррупцию в госаппарате, а также высокую концентрацию власти в своих руках, из-за чего очень многие жизненно важные проблемы общества не находят свое оперативное разрешение. Рахмон просто не в состоянии в одиночку контролировать всю страну, и многие направления остаются бесхозными и отданы на откуп коррумпированным или неэффективным чиновникам.

С точки зрения политики, Эмомали Рахмону пришло время уходить, чтобы войти в историю как Таджикистана, так и всей Центральной и Южной Азии, как ответственный и глобально мыслящий политик мирового масштаба, способный создать прецедент. Это также очень важно для всей дальнейшей судьбы таджикской государственности.

Но очевидно, что президент сегодня к этому не готов, о чем несколько раз дал знать, в том числе заявив, что «он еще молод и не собирается уходить». Отчасти это обусловлено его верой в сохраняющиеся высокие рейтинги доверия населения, что является следствием необъективной работы идеологической команды его аппарата, государственного ТВ и отсутствия развитых независимых СМИ и институтов, выявляющих рейтинг общественного доверия к власти. Другой проблемой является отсутствие позитивных примеров в Азии выполнения гарантий неприкосновенности жизни и собственности экс-президентов и членов их семей.

Кстати в этом плане сам Рахмон поступил очень правильно, инициировав некогда закон об автоматическом включении в состав Мадлжиси милли страны всех бывших президентов.
В итоге основным кандидатом в президенты в 2013 году остается сам президент. Но это не значит, что ему не стоит позаботиться о своем преемнике. Это его ответственность перед своей семьей и перед народом в целом.

Семейные фавориты

Увы, реальная оценка возможностей тех или иных кандидатов, ставит под сомнение их способность стать преемниками Рахмона. Одним не хватает силы воли и духа, другие не вышли возрастом, у третьих «не та география» и т.п. Более реальными в этом плане являются ближайшие родственники.

Самым актуальным для Востока в плане передачи власти является связка «отец-сын». И Рахмон в этом плане, более счастливый отец, чем некоторые его коллеги по ЦА. РУСТАМИ РАХМОН мог бы стать фаворитом номер один, тем более что он ведет себя подобающим образом, старается не лезть в бизнес, занят государственной работой, где также не делает каких-либо поспешных действий, «засветился» на общественной работе.
Слухи о его болезни, о пагубных привычках пока, что не более чем слухи, тем более, что сам Рустам, появляясь то на футбольном поле, то в боулинге, вполне четко демонстрирует, что здоров и молод.

Его выдвижение в заместители руководителя Союза молодежи, его женитьба – все это этапы к предстоящей взрослой жизни. Но у него есть самый большой недостаток – он почти на 10 лет моложе того возраста, начиная с которого Конституция страны позволяет становиться президентом. В 2013 году ему думать о президентстве просто несерьезно, в 2020 – он будет очень близок, но все равно моложе. Вариант с изменением Конституции «под него», конечно, возможен, но это уже будет напоминать последний киргизский эксперимент, который, как известно, закончился очень печально. Думаю, к 2020 году (если уже не к 2013), оппозиция в стране будет на таком уровне развития, что не допустит игр с законом. По этой причине, я бы поставил Рустама в конец рейтинга кандидатов в преемники.

Еще у президента есть несколько зятьев, которые при удачном стечении обстоятельств тоже могли бы претендовать на эту роль. На их стороне не только родственные связи с действующим президентом, но и неплохие финансово-экономические ресурсы и поддержка их влиятельных родителей, которые в ходят в его ближайшее окружение.

Но пока из существующих зятьев, пожалуй, только один с натяжкой тянет на роль потенциального преемника – это ДЖАМОЛИДДИН НУРАЛИЕВ, нынешний первый зам. министра финансов, кстати, единственный из них кто с самого начала делал карьеру на госслужбе, а не занимался бизнесом.

Семья Нуралиевых не настолько авторитетна и могущественна на фоне других родственников президента, что записывается ему в актив – высока вероятность, что впоследствии он не станет заниматься переделом власти, в том числе внутри семьи: просто не сможет.
Но у него вроде тоже обнаружился серьезный недостаток – его имя впутано в историю, связанную с оффшорной компанией IRS, которая с большим скандалом внедряет платный проезд по дороге Душанбе-Чанак. На днях он был назван основным ее бенефициаром, хотя на следующий день Нуралиев это официально опроверг. Так или иначе, пока не будет четко ясно, что он не имеет связи с этим делом или пока IRS не достигнет перемирия с таджикской общественностью, выступающей против высоких цен за проезд, его кандидатура также под вопросом.

Третьим серьезным кандидатом является шурин президента ХАСАН АСАДУЛЛОЗОДА. На его стороне большой капитал и контроль за ключевыми отраслями страны. Он добился значительного влияния не только в родной Хатлонской области, но и в Согде, он вхож в авторитетные круги в соседнем Узбекистане, в Казахстане, в России, США и далее. Иногда его называют главным «казначеем семьи» или «менеджером», решающим разные вопросы клана.
Асадуллозода держится очень солидно, дипломатичен, к его плюсам также относят отсутствие местничества, он готов назначать на различные ответственные места выходцев из совершенно разных регионов страны. Почти везде на публике он старается максимально поддерживать лично фигуру президента, пытаясь показать насколько Э. Рахмон истинный патриот и государственник.

Но и его кандидатура не столь однозначна, потому что по некоторой информации многие члены семьи президента, имеющие свои различные бизнес-интересы, недовольны дядей, который взял под контроль большую часть экономики и теперь их интересы пересекаются. Говорили также о столкновении интересов родственников главы государства с братьями Хасана в Хатлоне, в частности поступают жалобы, что «чапаевцы» (жена президента и ее брат – выходцы из совхоза им. Чапаева) якобы бесчинствуют в области и не дают хода другим.

В целом многие эксперты отмечают, что Х. Асадуллозода несмотря демонстрацию личной преданности президенту, вызывает большие сомнения в сохранении этих качеств после прихода к власти. Вероятно, против него выступает большая часть членов семьи. По другой версии, он сам не желает идти в публичную политику, и его более чем устраивает позиция олигарха и «серого кардинала».

Запасная скамейка правительства

В числе запасных также могут считаться нынешний мэр столицы Махмадсаид Убайдуллоев, вице-премьер Асадулло Гуломов, еще один вице-премьер Муродали Алимардон, председатель Госкоминвестиций Давлатали Саидов и министр иностранных дел Хамрохон Зарифи.

Разберем их поочередно. М. УБАЙДУЛЛОЕВ кажется самым невероятным кандидатом в преемники. В последние годы, говорят, что между ними пробежала «черная кошка» и президент откровенно игнорирует мэра, а ведь благодаря сохраняемой должности председателя Маджлиси милли по Конституции он является вторым человеком в стране.
Всем также запомнилась фраза президента, оброненная почти два года назад на правительственном заседании, когда он рекомендовал Убайдуллоеву перестать сидеть на двух местах и определяться что ему ближе – ММ или мэрия.

Странно, но серьезных причин не любить мэра у президента нет. В реальности Убайдуллоев никогда ничем не демонстрировал свое превосходство над ним, не выпячивался, брал на себя самую грязную работу и соответственно принимал удар недовольства со стороны разных лидеров как Народного фронта, так и оппозиции. Мэр активизирует столичный актив, инициирует сборы крупных средств, часто вызывая при этом праведный гнев, который ложится на него, хотя генеральная инициатива всегда исходит от главы государства.

Не случайно имидж Убайдуллоева в народе не очень высок, за жесткость его часто называют «таджикским Иваном Грозным», хотя если покопаться всерьез, своих личных инициатив, вызывавших негативный резонанс у народа, у него было не так много.
И хотя сейчас его чаще называют кандидатом на вылет с поста председателя ММ или из мэрии, нежели кандидатом в преемники, именно этот политик в реальности имеет один из лучших шансов стать таковым. Во-первых, за ним традиционно стоит Москва, считая его лояльной фигурой (возможно, это исходит из его тесной дружбы с Ю. Лужковым), что уже половина необходимых аргументов.

Также он удобен тем, что равноудален от всех других кандидатов, включая всех родственников президента и соответственно с большей долей вероятности будет относиться к ним одинаково ровно. Конечно, в случае его президентства определенный передел собственности будет осуществлен, но это скорее будет касаться очень крупного бизнеса и то в пользу российских партнеров.

Его терпение на протяжении вот уже почти 20 лет в качестве фигуры №2 (а быть вторым все время очень трудно, не все выдерживают эту психологическую ношу), свидетельствует о том, что он способен выполнить определенные условия гарантий президенту и его семье. Пока он не самый реальный преемник, но в случае форсирования ситуации со стороны России, он станет кандидатом номер один. В любом случае Э. Рахмону есть смысл начать поручать ему определенные государственные задачи, которые бы позволили протестировать его приемнические качества.

Про А. ГУЛОМОВА известно не так много. Он вроде тоже какой-то далекий родственник Рахмону. Как-то незаметно семимильными шагами прошел бюрократические позиции и взлетел до вице-премьера. Запомнился тем, что являся одним из главных сторонников выдавливания РУСАЛа из Таджикистана и строительства Рогунской ГЭС собственными силами. Нигде ничем особым не засветился, глупости не проявлял, ничего ни у кого вроде не отбирал, кому-то даже помогал. Одним словом – сплошной позитив, даже говорили, что он и есть преемник. С точки зрения необходимых качеств, действительно очень даже похож на необходимого человека. Поэтому таковым в нашем рейтинге пусть и останется. Если ему не помешают проблемы со здоровьем (говорили, что он серьезно болел), то вероятно, он будет в числе первой тройки кандидатов.

Чем-то на него похож МУРОДАЛИ АЛИМАРДОН. У Алимардонова очень хорошая репутация, его уважают банкиры, многие бизнесмены по стране. Он многим помогал сколотить капитал, выдавая кредиты прямиком из Нацбанка. К нему очень лояльно относятся в соседних республиках и даже в Узбекистане, и неслучайно в самый трудный момент для таджикско-узбекских отношений, разбираться послали именно его.

Никто не жаловался на него, что он отбирал имущество, скорее он создает его сам, строя сады, развивая фермы, сельское хозяйство. Говорят о его щедрости, и о мягком характере. Рядом с президентом он с самого начала и вероятно полностью связан с ними финансовыми вопросами. То, что президент спас его, вытащив в вице-премьеры из истории с МВФ, когда его, наверное, надо было бы посадить за недостающие 500 млн. долларов (которые, очевидно, пришлось «распилить» не на один десяток высокопоставленных людей), говорит о многом. Президент ему очень доверяет.

Но как кандидату в преемники Алимардону мешает скандал с МВФ, и то, что он выходец из Гиссарской зоны, а не Кулябского региона. Вся родня и весь клан может запротестовать. Но место на «скамейке запасных» у него наверняка есть.

ДАВЛАТАЛИ САИДОВ появился на аванс-сцене относительно недавно. Молва, также приписывает ему родство с президентом (в частности, якобы, он зять брата Рахмона), и одновременно родство с нынешним руководителем аппарата (якобы Матлубхон Давлатов его дядя).

Не имевший большого опыта госуправления, Саидов сперва возглавляет Комитет по делам молодежи, потом неожиданно становится послом в Японии (!), затем не менее неожиданно возвращается на должность важного Госкомитета по инвестициям. У него есть определенные шансы, но его позиции чем-то схожи с Дж. Нуралиевым – главное не вляпаться в скандал и не выпячиваться и тогда президент может остановиться на ком-то из них. Сейчас появилась информация, что Саидов при поддержке дяди через свой комитет начинает некоторый передел собственности. Если это подтвердиться, и мы станем свидетелями резонансных дел, на нем как на приемнике можно будет ставить крест.

И, наконец, еще одна, и можно сказать в чем-то экзотическая кандидатура – это Х. ЗАРИФИ. У него много плюсов, впрочем, главы МИД во всех странах всегда, как правило, очень выдержанные, дипломатичные, интеллигентные люди, и потенциальные кандидаты на более высокие посты (как и главы спецслужб). Это специфика работы.

Об ошибках Зарифи известно мало, наверное, они есть, но публично не будут озвучены. Он считается прозападным политиком, хотя может быть это оттого, что занимает очень жесткую позицию в отношении Москвы. Не исключено, что это он толкает Рахмона на ссору с российским руководством и каким-то образом способствует необходимости поиска преемника. Кандидат-Зарифи в этом плане чем то схож с кандидатом-Убайдуллоевым, только они по разные стороны «баррикад». Выбор Зарифи, как и мэра, возможен только в форс-мажорной обстановке, когда президенту придется получать дополнительные гарантии или Москвы, или Запада.

Других кандидатов в преемнике, на мой взгляд, пока нет, остальные – это просто прото кандидаты, которым придется бороться на нечестных выборах или приходить к власти на волне беспорядков. Их легитимность в любом случае будет очень низка.

Основной вывод – четкой кандидатуры в преемники у президента пока нет, потому что он и не думает сдавать власть, но в интересах страны, он должен рассматривать все варианты развития ситуации и готовиться к ним, как это принято в международной практике. 

Данная статья была опубликована в 2010 году в газете "Факты и комментарии" (г. Душанбе)

Комментариев нет:

Отправить комментарий